Перейти к содержимому

Телесериал.com

24 апреля. Порт- Роял .Утро. дом Блада

Ричард, Вольха, Ина и т.д.
Последние сообщения
Новые темы

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 27
#21
Nancy
Nancy
  • Участник
  • PipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 26 Окт 2005, 21:58
  • Сообщений: 425
  • Откуда: Корускант, г Локхайм
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер Аптека "Пингвин"
И снова дежа-вю! Вольха в дорожной одежде (даже слишком дорожной, учитывая корзинку с блинчиками) покидала свой дом в сопровождении мужчины, одетого в брюки с чужого плеча, то есть, бедра и того же происхождения плащ. Конечно же, Блад захотел переодеться – он же шел к любимой девушке! Их выход из дома доктора уже сопровождала луна, а у монастыря совсем стемнело.
Служба, конечно, закончилась и наружные ворота были закрыты. Доктор повернулся к Вольхе и спросил:
-- Интересно, как бы ваш милый Мариус поступил на нашем месте? Уж точно бы не стал стучать в ворота.
-- Нет, он приказал бы Джону стучать, пока не откроют.
-- Но у нас нет Джона. Да и вообще я не это имел в виду…
Они медленно пошли вдоль забора, больше напоминавшего крепостную стену. Остро пожалев, что не захватил с собой раскладной лестницы или на худой конец, веревку, Ричард возмутился:
-- Нет, так не пойдет! Что мы – воры какие? Давай попробуем честным способом – через вход, по крайней мере, раньше, т.е. до встречи с вами, мне это всегда удавалось. Понабрался дурных привычек!
-- А я то тут при чем?! – искренне удивилась Вольха.
-- Да вы, как я погляжу, всегда не при чем! – буркнул Блад и решительно зашагал к воротам. Вольха послушно поплелась следом, сильно сомневаясь, что ее так запросто пустят ночью в мужской монастырь.
Едва они подошли – дверь отворилась и выскользнувший человек практически бесшумно, словно тень, исчез в ночи.
-- Похоже, здесь поздние гости не такая уж и редкость, - удивился Блад, он осторожно толкнул тяжелую деревянную дверь с массивным засовом – та оказалась не заперта.
-- Мне это определенно не нравиться, мисс Галади. Очень не нравится! – тихо произнес Блад, проходя привратную комнатку, в которой никого не было. Ускорив шаг, он быстро направился к келье девушки. Они не встретили ни души.
Дверь в комнату Ины была закрыта. Ричард жестом остановил Вольху, призывая ее, остаться в коридоре и слегка постучал. Ответа не было… Приложив палец к губам Ричард тихо взял закрепленный в подставке фонарь и немного отступив собрался открыть дверь, но та неожиданно широко распахнулась, а в стену напротив нее с тихим стуком врезалось несколько каких то предметов, посыпалась штукатурка. В комнате было темно. Ричарду некогда было разбираться, чем его атаковали, он швырнул в комнату фонарь, который разбился о стену, но взгляд мужчины уже зафиксировал три фигуры в черном. Один напротив двери, второй чуть справа от первого. Третий стоял в глубине рядом с кроватью и, кажется, он держал Ийнайти за волосы. По странным костюмам и маскам нетрудно было догадаться, кто эти люди.

 

#22
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт Роял вечер Церковь
Времени на раздумывание не было. Прыгнув вперед и сгруппировавшись, Блад подкатился под ноги тому, который стоял правее. Блеснувший в его руке клинок вспорол противнику живот. Не давая врагу опомнится, доктор, вставая, прямым ударом левой руки снизу в подбородок отбросил к стене второго. Рванувшись следом, Ричард услышал сзади звук взводимого курка. Быть застреленным в спину не входило в его планы. По видимому, тот, кто открыл дверь и прятался за нею, имел слабость к европейскому оружию. Подхватив сползавшего по стенке бакуто, Блад резко развернулся и подставил жилистого, но легкого по весу, врага под выстрел. Комната наполнилась едким пороховым дымом. Пуля прошла навылет, пробивая щуплого японца и одежду Ричарда, но лишь слегка задев плечо доктора. Блад упал, чувствуя, как чужая горячая кровь, обжигает ему руки. Противник последний раз дернулся и затих.
В келью разъяренной фурией влетела Вольха и напялила корзинку с блинчиками на голову «продвинутому» японцу. Досадно хрустнул горшочек со сметаной. Уронив пистолет, бакуто (а это был предводитель) ударил локтем назад, отбрасывая Вольху к стене, как тряпичную куклу. Ведьма плюхнулась на спину, смешно взбрыкнув стройными ножками. Закрепленный под подвязкой дамский пистолетик выстрелил, обжигая нежную кожу красавицы, огненный вихрь сорвал каблук с её туфли, а пуля-дура угодила точно в лоб уже прирезанному доктором бандиту.
Даже в такой ситуации негодяй, который удерживал Йинайти, на секундочку отвлекся, уставившись на ведьмины прелести. Доктор тем временем уже выбрался из-под трупа. Поскольку нож доктора остался в пузе врага, Ричард подхватил меч застреленного японца и, одним прыжком подскочив к обидчику Ины, резко отвел его руку с ножом от шеи возлюбленной. При этом острие клинка задело мочку уха девушки, её ряса обагрилась алой горячей кровью. Бакуто вывернулся и атаковал противника, но его нож остановился в дюйме от тела Блада. Перехватив взгляд налетчика, доктор похолодел, с ужасом обнаружив, что катана в его руке случайно рассекла рясу девушки и упирается точно в то место, где должно быть сердце Йинайти. Однако, бандиты переживали за жизнь пленницы не меньше самого Ричарда!
Главарь так и не сумел снять корзинку с головы, но дырки для глаз проковырял. Оценив ситуацию, он принял тяжелое для себя решение:
-- Тикаемосёто швыдкотё! – это был приказ для оставшегося в живых налетчика,
-- Девчонка не тронь, меч отдай, найдем убьем! – фраза на ломаном английском была обращена к доктору.
Воин, чуть было не поставивший последнюю точку в жизни Блада, выполняя приказ начальства, и помня о том, что, что «принцесса» нужна живой, отпустил голову Ины и рыбкой нырнул в окно. Забегая вперед, заметим, что его тела на улице не оказалось – видимо, такой трюк этот гимнаст выполнял не впервые. От неожиданности Йинайти потеряла равновесие и, споткнувшись, завалилась на Блада. Ричард, едва успев выронить меч, чтобы не ранить бедное дитя, упал навзничь, подхватывая возлюбленную, чем несколько смягчил ее падение. Последнее, что он почувствовал, прежде чем удариться головой об угол кровати, был воробьиный вес лежащей на нем Йинайти и солоноватый привкус её слёз и крови на своих губах.
Подхватив оба меча, японец бросился в коридор и тут же налетел лбом на внезапно открывшуюся дверь соседней кельи. Приняв человека с корзинкой вместо головы за порождение преисподней, открывший дверь брат осенил себя крестным знамением, прошептал: «Сгинь, нечистая!» и упал в обморок.
-- Итити тату мату! – выругался бакуто, захлопнул дверь и побежал дальше. Вольха перезарядила пистолет и попыталась преследовать сбежавшего главаря по блинно-сметанным следам, но ожог и отсутствие каблука позволили ему бесследно раствориться в прозрачном ночном воздухе. Хромая, ведьма вернулась в келью.

Быстро заперев дверь, она бросилась к Йинайти и доктору. Сперва, вынув кляп, она стала развязывать туго стянутые за спиной руки пленницы. Ина рыдала. Блад не шевелился. Вольха ругалась, только для того, чтобы не заплакать.
Справившись с веревками Вольха обняла девушку и усадила на кровать. Она нежно гладила ее волосы и шептала ласковые слова, но неподвижный взгляд Ины был прикован к лицу Ричарда. Она уже не всхлипывала, но слезы градом катились из ее прекрасных черных глаз.

 

#23
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер Церковь
-- Мисс Вольха, он жив? – шепотом спросила Йинайти. Вольха не успела ответить. Внезапно раздался осторожный стук в дверь.
-- Энджел, ты слышал шум? Это отец Бенедикт, что случилось, кажется, был выстрел.
-- Нет! Это у меня горшок разбился, со сметаной! – шепотом ответила Вольха. – Грех батюшка, в пост сметанки захотел. Но Боженька, он все видит. Горшок выскользнул и разбился. Не тревожьтесь, завтра на исповеди покаюсь. Спокойной ночи, святой отец.
-- Два горшка? – уточнил настоятель.
-- Четыре! – рявкнула Вольха, - и еще бутылка рому!
-- Спокойной ночи дочь…, сын мой – поправился настоятель и удалился, покачивая головой и прикидывая, как бы ему убедить доктора в том, что от небогоугодного поведения Энджела внезапно осыпалась позолота с алтаря. В прошлом году на пасху он собственноручно покрасил алтарь бронзовой крошкой, смешанной с яичным желтком. Выделенных губернатором на ремонт церкви денег почему-то не хватило. Примерно в это же время Анна Жерарди сменила занавески в будуарах своих прелестниц с ситцевых на парчовые.
Блад пришел в себя. Он тихо застонал и попытался сесть, нащупывая рукой ссадину на виске. Его рубашка была вся алая от чужой крови. Подняв глаза на Ину он мгновенно забыв о боли и, бросившись к ней, спросил:
-- Вы ранены? Что эти собаки с вами сделали? Где болит?
Стоя перед ней на коленях Ричард взял ее изящные ручки, и стал покрывать нежными поцелуями следы от веревок на запястьях девушки. На какой-то миг она забыла о всех своих обидах и в ответ гладила пальцами лицо доктора.
-- Нигде, нигде не болит, Ричард, милый, а вы то как? Вы не ранены?
-- Как не болит! Ты вся в крови, мой ангел! Ох, как я тебя подвел под монастырь!
Но оценить этот невольный каламбур было некому. Подняв виноватый взгляд, Ричард внимательно осмотрел девушку и, вынув носовой платок, крепко прижал им раненное ушко.
-- Спасибо, спасибо, - лепетала Йинайти, - вы спасли меня, спасли меня…
-- Потерпи милая, скоро кровотечение остановится. Это я виноват, разве можно было оставлять тебя одну. Какая глупая самоуверенность, разве я не должен был предвидеть, что тебя сможет найти НЕ герцог. Что произошло? Когда они явились? Что им было нужно?
Вольха ласково гладила Ину, делая знаки доктору, чтобы он хоть на секунду замолчал. Но Ричард был крайне взволнован. Он нехотя отошел от девушки и, найдя целую табуретку, уселся напротив. Плотно сцепив руки, чтобы скрыть нервную дрожь, мужчина пристально глядел на Ину, ожидая ответа.
Осознав, что опасность миновала, и ее друзья рядом, Йинайти наконец успокоившись, начала рассказывать:
-- Они пришли. Поздоровались по японски. Я открыла. Они сказали, что их послал отец. Налили сакэ. Выпили. Стали просить, чтобы я поехала с ними. Я почти им поверила, но тут вспомнила одну вещь и назвала секретный семейный пароль.
-- Что?! – Вольха и Блад синхронно округлили глаза.
-- Наш японский якудзовский пароль, он есть у каждого клана.
-- Твой отец и … якудза? Он же дипломат! – удивилась Вольха.
-- А у вас так не бывает: днем политик, ночью пират? И о таких вещах вслух не говорят, поэтому я не рассказывала даже вам, мисс Вольха. Но они не знали отзыва! Ведь пират Билли не всегда друг пирату Джеку, так и у нас – это была другая якудза! Они поняли, что я их раскусила и ….- Йинайти разрыдалась, - применили силу! Я теперь опозорена до конца дней своих!
Вольха особым женским чутьем поняла, что речь идет о ВОИНСКОЙ чести девушки – юная самурайка не может себе простить, что оказалась в руках врагов беспомощной, но живой! Мысли же Блада закрутились в несколько другом направлении.
-- Я убью их, всех до одного! Я выпущу им кишки. Я по капле выцежу всю кровь из их поганых тел! Я отомщу за тебя! – Ричард мгновенно вскочил и, схватив табурет, собрался запустить им в стену.
-- Успокойтесь! Тише! – тут же зашипела Вольха, повисшая на его поднятой руке. – Вы так всех перебудите. Ина, хоть ты успокой его! Она совсем не то имела в виду, что вы так быстро подумали, док!

Сообщение отредактировал Alisa: Понедельник, 08 мая 2006, 15:12:21

 

#24
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер Церковь
Ричард, одним легким движением стряхнул Вольху и, всучив ей табуретку, бросился к Ине. Нежно сжав ладонями лицо девушки, он заглянул ей в глаза.
-- Они не тронули тебя, мой ангел? В любом случае, я не брошу тебя! Выгонять будешь, не уйду! – он порывисто обнял ее, прижав к груди начал целовать спутанные волосы. - Милая моя, жемчужинка моя, счастье мое. Сколько тебе пришлось пережить!
-- Еще как тронули! Они связали меня и бросили на кровать!
Доктор еще крепче обнял возлюбленную:
-- О, моя нежная орхидея! – и зарычал от бессильного гнева.
Но, чересчур интенсивные прикосновения мужчины вновь разожгли костер обиды:
-- Вам этого все равно не понять! С вами так не поступали! – Йинайти высвободилась из жарких объятий, - И не лапайте меня, пользуясь случаем!
-- Как ты можешь быть так жестока, я готов жизнь отдать за тебя!
-- Кому? – ехидно уточнила Ина.
Вскипев, Блад отвернулся и заставил себя мыслить здраво. То, что бакуто ушли, еще не значило, что они отказались от своей затеи. По-видимому, именно его неуклюжесть в обращении с заморским оружием спасла им жизнь. Враг подумал, что он угрожал убить девушку. Доктор поднял руку и ощупал разрывающуюся от боли голову, на левом виске запеклась кровь.
«Девчонка не тронь, меч отдай, найдем убьем!» всплыла корявая фраза главаря. В том, что угрозу свою он выполнит, Ричард не сомневался. Значит, необходимо срочно уходить, но куда? Домой, в аптеку, к герцогу? Из всех вариантов приемлемого не было. Эти головорезы наверняка уже изучили город как свои пять пальцев. Значит, надо покинуть Порт Роял. Он повернулся к женщинам и коротко спросил:
-- Вы собираетесь остаться здесь и ждать их возвращения? Нет, вот и отлично. Я пойду, найду лошадей. Вольха, вам придется остаться в городе, у вас завтра будет тяжелый день.
Вам придется спасать одного человека от виселицы.
-- Пришла беда – отворяй ворота! – Вольха устало махнула рукой, - спасать, так спасать.
Она встала, но тут же села обратно, хватаясь за больную ногу:
-- Жжет! Не подскажете что-нибудь, а то мы будем идти слишком медленно? Кстати, а кого спасать-то?
-- Как кого, вашего Мариуса!
-- Может, кого-то нужно спасать «от Мариуса»? И прекратите называть его моим!
-- Нет, именно Мариуса! От виселицы. От властей, - терпеливо принялся разъяснять доктор, - поскольку я сегодня не пришел домой в назначенное время, Дживс отнес мое письмо командору. Думаю, завтра утром, лорд должен ожидать гостей. Часы заведены, маятник пущен, дальнейшая цепь событий неминуемо приведет Эллианкура в одиночную камеру.
-- Эка! Да вы тоже интриган тот еще!
-- С волками жить…- философски заметил доктор и продолжил: - Думаю, вы проявите чудеса обаяния и изворотливости, чтобы вызволить герцога.
-- Опять вы за свое! Да на кой ляд он мне сдался!
-- Не могу поверить, что вы вот так просто упустите этого жирного карася, который так и плывет к вам в руки. К тому же – он вдовец! Бьюсь об заклад, он уже думает о ваших зеленых глазах, и не только.
-- Да вы еще и провидец! Лично я вовсе в этом не уверена!
-- Вы скромничаете! В крайнем случае, можете попробовать свое зелье. Игра стоит свеч.
-- Поживем – увидим! - глазки ведьмы лукаво блеснули, вспомнив стройное тело герцога и его внезапно ожившего дракона. - Но как я смогу вытащить его из тюрьмы?
-- Хотя я уверен, что за решеткой ему самое место, освободить его я вам помогу.
-- Вы еще и непоследовательны… - вставила Вольха, но Блад закрыл тему:
-- Кстати, - он поднял саквояж и, достав из него какую-то склянку, отдал ведьме.
-- Держите – мазь от ожогов. И лучше совсем снимите туфли, а то у вас походка испортится. Да, Вольха, вы мне обещали поговорить с Йинайти, сами знаете о чем! Я буду через минуту.
-- А вы мне не помажете? У вас такая легкая рука!
-- Э… мне немного некогда, - выкрутился доктор, осторожно открыл дверь в коридор и бесшумно выскользнул.
-- Ина! Я должна тебе кое-что сказать!
-- Слушаю, мисс Вольха.
-- Понимаешь, я знаю, что произошло между тобой и доктором!
-- Произошло?!!! Да как вы могли такое подумать?!
-- Нет, я имею в виду вашу ссору. Дело в том, что он ходил в то заведение лечить, а не…
-- Блудить! – закончила за неё Ина.
-- Да, блудить, то есть, НЕ блудить! Тьфу! С тобой порой бывает невозможно разговаривать. Короче, он там был по службе.
-- Это он вам сказал? – Йинайти прокрутила в памяти всю сцену в заведении и не нашла ни малейшего намека на «лечебную» причину визита доктора, -- а почему мне не сказал?
-- Врачебная тайна…, - Вольха развела руками.
-- Ага, значит выдать врачебную тайну через третье лицо можно?
-- Но он не выдал! Я понятия не имею, кого и от чего он там лечил!
-- То-то и оно, - вздохнула девушка, - вам-то я верю, но ему не поверю, пока он сам все не расскажет! То, что я видела и слышала, никак не укладывается в эту версию!
«Или вы желаете уединиться с другой девушкой? –-- Желаю, Анна! -- Ну, как …? --- Думаю Кэт сейчас в хорошей форме. Я положил всё, что от меня требовалось, на столик у кровати.» Обрывки фраз, услышанные тогда, в её сознании имели однозначное толкование! Да и ранним утром это лицо объевшегося салом кота! Но… зерно сомнения все-таки запало в израненную душу Йинайти.

 

#25
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер-ночь, Церковь
Вернувшись через пару минут, Ричард всучил Вольхе саквояж.
-- Оставите у себя, я утром заберу. Думаю вы найдете обратную дорогу к аптеке, а нам с Иной в другую сторону. Вольха хотела было возразить насчет переноски тяжестей с больной ногой, но сдержалась. Доктор взял девушку за руку и направился к двери. Вдруг он почувствовал сопротивление.
-- Никуда я с тобой не пойду, хватит. Я вообще хочу к герцогу. Он меня к папе отвезет. И слушать больше ничего не желаю!
Доктор остановился как вкопанный, а Ина, выдернув ручку, встала в позу, уперев кулачки в бока.
-- Где-то я это уже видел? – упавшим голосом проронил доктор, переведя взгляд на Вольху. Мисс Галади тут же сделала невозмутимое лицо.
-- А что я, я не при чем. Я старалась ей все объяснить.
Но доктор перебил ее, обратившись к Ине.
-- Этот герцог, и глазом не моргнув, сделает из вас чучело. Учитывая ваше упрямство, в таком виде будет проще транспортировать вас к батюшке. Если вам так хочется домой, обратитесь к бакуто – им вы, кажется, нужны живьем.
-- Герцог… чучело? – Ина в изнеможении опустилась на кровать, - Нет! –воскликнула она, - я давно его знаю!
-- Кого?! – выпалили Ричард и Вольха хором.
-- Герцога. У него были дела с отцом.
-- Столько японских тайн сразу – это чересчур! А чего же ты нам голову морочила! – возмутилась Вольха. Ричард молчал, от последней новости у него перехватило дыхание.
-- Ну, не совсем морочила. Я не знала наверняка, друг он отцу или враг, просто видела их вместе несколько раз. А сейчас уверена – он друг! «Если это действительно он» - подумала она про себя.
Блад воспрял духом:
-- Нет, милая! Это ты ХОЧЕШЬ так думать, а на самом деле еще ничего не ясно!
-- Не ясно…- уныло повторила Ина. В самом деле, после переговоров с европейцем отец всегда становился мрачным и сосредоточенным. Было и еще кое-что – Йинайти не была до конца уверена, что речь идет именно об этом человеке – его настоящее имя никогда не упоминалось, просто он был почти единственным иноземцем, которого видела девочка в доме отца. Поэтому она согласилась с доктором:
-- Хорошо, Ричард, сегодня я последую вашему совету.
Блад облегченно вздохнул, похоже, сопротивление сломлено. Он легко подхватил девушку на руки и, кивнув Вольхе, вышел.
Наскоро чмокнув подопечную в лобик, Вольха обреченно поплелась домой. «Им – любовь, а мне – чемодан. Какая несправедливость!». Идти босиком было невозможно – всюду валялись подковные гвозди. Вольха злобно оторвала об забор каблук второй туфли и, водрузив на ноги образовавшиеся тапочки, пошла дальше.
В конюшне уже стояла пара оседланных лошадей. Ричард, опустив Ину на землю пошел открывать ворота.
-- А где…тележка, то есть, экипаж?
-- Что? – удивленно переспросил Блад.
-- Ну, на чем мы поедем?
-- Верхом.
-- Я не умею и лошадей боюсь! Не поеду! – вновь заупрямилась девчонка.
-- Поедем на одной лошади! Я буду управлять, а вы просто держитесь.
-- Ага! Опять ищете повод меня облапать, экий вы неуемный, все вам женщин мало!
-- Каких женщин?
-- Все тех же! Вы еще умудрились мисс Вольху подговорить вас защищать, она очень убедительно рассказывала про вашу «лечебную» миссию в заведении Анны, ей я поверила, но не верю вам и не хочу, чтобы вы ко мне прикасались!
-- Хорошо, я не буду касаться, но вы же можете упасть с лошади! А ехать надо все равно! Вот-вот бакуто вернутся!
-- Ищите коляску, а то не поеду!
-- Только не надо начинать с начала.
-- Это не начало, это продолжение!
-- Великолепно! Вы победили, я все расскажу вам по дороге, ну едем? – Ричард легко вскочил в седло.
-- А карета…
Не дав девушке опомниться, он, нагнувшись, обхватил ее за талию, поднял и усадил перед собой. Конь даже не почувствовал перемену веса. Ричард взял вторую лошадь под уздцы и подъехал к Вольхе:
-- Держите! – и перевел лошадь с размеренной рыси в галоп, едва они покинули монастырские стены.
«Хоть в чем-то повезло!» - подумала ведьма, вскарабкиваясь в седло.

 

#26
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер-ночь где-то за городом
… Веселые копыта с аппетитом поглощали ярд за ярдом, ветер свистел в ушах, рука доктора, плотно охватившая стан девушки, внушала спокойствие и будила какие-то новые чувства…
Выехав за город, Блад заставил коня идти медленнее. Дорога шла по самой вершине отвесных скал, над морем. Полная луна отражалась в спокойной воде, как в зеркале. Ночь была действительно чудная, тихий шум прибоя, городские огни внизу и треск цикад. Теплый бриз бросил прядь волос Ины на лицо Ричарда, у него перехватило дыхание. Отпустив поводья, он пригладил ей волосы, девушка обернулась, их лица были так близко, ее глаза внимательные и глубокие смотрели как всегда прямо. Но на этот раз утонуть в них мужчина не смог, немой укор во взгляде красавицы ударил больнее плети. Она ждала, ждала объяснений. Ричард всегда ненавидел оправдываться, но на этот раз не выдержал:
-- Да неужели вы думаете, что можно сделать это за 10 минут, ведь ровно столько вы пили чай с Аннет.
-- Конечно, можно, еще как! – уверенно, как на экзамене, ответило невинное дитя.
-- Откуда у девицы такая осведомленность? Говорю вам, у меня была работа, не развлечения.
-- Девушек моего круга обучают науке гейш…в теории, - Ина явно смутилась.
-- У нас все не так, - доктор тоже покраснел, представив себе, как благородные девицы в беленьких кружевных чепцах сидят на уроке и, прикусив от старательности влажные розовые язычки, зарисовывают в альбомах…
-- Еще мисс Вольха мне многое рассказывала! – после этой фразы щеки Йинайти запылали так, что дорогу стало видно лучше. Чтобы скрыть это, девушка ринулась в атаку:
-- И вообще, у вас была целая ночь!
-- Ночь? С чего вы взяли, что я был там ночью? – сердце мужчины болезненно сжалось, последний шанс на примирение был утерян.
-- Видела, как на рассвете вы сидели на скамеечке с видом человека, только что завоевавшего Рим – довольным и усталым от «трудов праведных»!
-- Ина, вашими устами глаголет истина! – обрадовался Блад, - именно «трудов праведных», это же мой долг, клятва Гиппократа…
Но юная фурия не унималась:
-- Ага, и ваш долг был так велик, что за ночь вы не выплатили его весь. Или переплатили, а днем пришли за сдачей, а?
Доктор отвел глаза и стал смотреть на море. Он не знал, что делать.
-- Да, я приходил осмотреть больную, но теперь это не важно. Даже если я скажу вам всю правду, вы бы все равно не поверите. Иногда правда звучит более нелепо, чем грубая ложь, - с грустью произнес он.
-- А вы все же потрудитесь! Вранье от истины я уже отличаю, – девушка гордо вскинула подбородок, при этом, стараясь отодвинуться подальше от мужчины, но ей это не удалось.
«Какая потрясающая самоуверенность!»- Блад стряхнул с себя оцепенение, остановил лошадь и, обняв Ину, притянул к себе. Она не сопротивлялась. Тогда Ричард, заглянув ей в глаза с жаром произнес:
-- Хорошо! Я скажу вам правду! Да я был там ночью с блудницами, мы предавались страсти. Мерзкая похоть в крови у таких отвратительных самцов как я. Теперь вы знаете всю правду, ведь вам это было нужно? Убедиться, что я ничуть не лучше других грязных пиратов, с которыми вы когда-либо были знакомы. Вам неприятно думать, что у меня есть сердце и оно разрывается всякий раз, когда вы пронзаете меня ненавидящим взглядом.
-- Врешь! Не верю! - Безо всякого каратэ, по-простому, наотмашь, Йинати влепила доктору пощечину. Она соскочила с лошади, поскользнулась, упала, проворно вскочила на ноги и, бросив в морду коня горсть земли, побежала прочь, прихрамывая. Конь встал на дыбы, чуть было не сбросив седока. Доктор удержался в седле, но потерял контроль над несчастным животным. Лишь через сотню ярдов им обоим удалось успокоиться. Спешившись, Блад бросив поводья на кактус, огляделся и прислушался. Она же, тем временем, укрывшись за валуном, тихо всхлипывала и терла подвернутую ногу.
-- Ина, где ты? – определив направление по тихому плачу, мужчина бросился вперед. Когда он добежал, то уже порядком задыхался, кроме того, у него начала кружиться голова, рана на виске саднила.

 

#27
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .вечер-ночь, где-то за городом
Увидев Йинайти, маленькую, забившуюся в расселину, заливающуюся потоком горючих слез Ричард бросился перед ней на колени.
-- Прости Ина, я не хотел! Мне показалось, что если я скажу так, ты успокоишься, и все кончится. Мы останемся только друзьями, если ты захочешь терпеть мое присутствие…
-- Друзьями?! Таких друзей – за нос и в музей!
Ричард грустно вздохнул:
--Так я и думал.
-- Правильно думал!
-- Любить меня, как я тебя люблю, ты никогда не будешь. Уедешь к отцу, станешь жить как раньше. Я останусь жалкой строчкой в твоей памяти, если вообще ты пожелаешь запомнить те три дня, которые мы знакомы. Я жестоко ошибался, думая, что такая девушка, как ты… Мы очень разные, Ина, было верхом глупости игнорировать это с самого начала.
Разумеется, девушка услышала только первое предложение. От этих слов у Йинайти перехватило дыхание – такого, по отношению к себе она еще не слышала, поэтому все остальное восприняла, как в тумане.
-- Увези меня отсюда поскорее, - прошептала самурайка и опустила голову на плечо доктора.
У Ричарда потемнело в глазах, то ли от усталости и головной боли, а может быть из-за юного и прекрасного создания, так доверчиво прильнувшего к нему.
«Странные все же существа – женщины. Я был уверен, окончательно ее потерял, а она все изменила в одно мгновение. Нет – это, наверное, сон!»
Он крепко обнял Ину, начал нежно целовать волосы, прикрытые глаза, влажные щеки все ближе подбираясь к сладкому бархату ее губ. Горячая кровь ударила в голову, сердце бешено стучало, руки похолодели. Он и представить себе не мог, что близость ее хрупкого, но в то же время сильного и гибкого тела сведет его с ума. Раньше ему приятно было думать, что он сможет владеть собой в любой ситуации. Он был уверен, что больше ни одна женщина не заставит его броситься в этот омут. Но сейчас он тонул, без всякой надежды на спасение. Ричард упорно терзал нежнейшими прикосновениями ее плотно сжатые губы, пока они не поддались. Но долгий, сладостный поцелуй только разжег еще больше его желание. Он начал целовать ее шею, спускаясь все ниже, потом одним движением обнажил плечо девушки, ласково проведя по нему ладонью и любуясь нежным изгибом в ярком свете луны. Он прильнул губами к темной ложбинке над ключицей.
Но воспитание взяло верх над инстинктом. Йинайти запахнула рясу и тихо прошептала, мягко отстраняясь:
-- Не здесь, Ричард, не здесь и не сейчас… Где там наша лошадка?
«Будет настаивать применю «ойяюби гарами», я ему не какая-то там девка, которую можно лапать безнаказанно.» - подумала Ина.
-- Ой, прости, прости, прости, моя девочка! – вновь серия нежнейших поцелуев.
-- Ричард, ну поехали же! А то мы рискуем здесь остаться уже по моей инициативе, я за себя не ручаюсь!
Окрыленный последними словами, неимоверным усилием воли доктор отстранился от девушки и, поднявшись на ноги, протянул ей руку. От резкой смены положения голова у Ричарда закружилась, и он прислонился к валуну, стараясь придти в себя. Но времени ставить диагнозы не было.
-- А куда мы все же едем, дорогой?
Блад удивленно посмотрел на нее – ему показалось, или она действительно ласково к нему обратилась?
Ина поняла, что совершила оплошность, и сразу исправилась.
-- Я говорю, дорогой этой, похоже, редко пользуются!
«Показалось! Значит, все еще сердится, просто дала маленький шанс. Теперь все будет зависеть от моего дальнейшего поведения. Обязан так сказать искупить…»
-- Знаешь, я кажется, подвернула лодыжку, нога очень болит!
-- Дай посмотрю. Перелома нет, вывиха тоже – просто небольшое растяжение связок. Приложим холод, завтра уже все пройдет.
-- Я пешком даже до лошади не дойду!
-- Разумеется, я приведу лошадь. Вообще-то, здесь недалеко. Мы направляемся на фазенду моего старого друга Педро Альвареса. Раньше вместе держали торговую фирму, на паях. Потом он продал мне свою долю, женился и купил землю. Сейчас он один из главных поставщиков ананасов ко двору её Величества. У них скоро родится ребенок, через пару месяцев. Скажу, что приехал осмотреть будущую мамашу.
По дороге, доверчиво прижавшись спиной к горячему торсу Блада, Ина не спеша обдумывала все свои и его действия и слова. Вдруг ей показалось, что последняя фраза мужчины несет в себе какой-то скрытый смысл. «У кого чего болит, тот о том и говорит!» - всплыло в памяти.
-- В доме Аннет вы нарушили закон божий! – выпалила она. В этих словах одновременно были презрение, сомнение и, конечно же, надежда.
-- Это Вольха тебе сказала такую чушь?!
-- Ну, уж нет! Я сама имею голову на плечах! Ну, признайтесь, а? Я же не командор и не совет врачей или как там это называется! Ведь именно это нарушение закона заставляло тебя так долго не говорить правду и мучить нас обоих, ведь так? – она обернулась и умоляюще заглянула в глаза Ричарда.
«Вот дьявол! Ведь уже почти…, а все равно до конца не верит! Надо отдать должное ее проницательности…» - расстроился Блад.
-- Ты такая красивая! Давай заключим маленькую сделку. Раз ты все равно не успокоишься, пока все не выяснишь, я расскажу, но на определенных условиях. Впрочем, правде ты не поверишь.
-- Каких условиях? – Ина уже почувствовала подвох.
-- Помнишь сказку, про волшебный горшочек, впрочем, наверное, не помнишь. У вас были другие, более интересные предметы. Искусство гейш, например… - улыбнулся Ричард и тут же получил локтем под ребро.
-- Бо-о-льно же! – засмеялся мужчина, ласково обнимая девушку одной рукой. - В общем, там принцесса вместо платы за волшебный горшочек целовала свинопаса, - он чуть помедлил, определяя настроение девушки, которая почему-то задумалась. - В губы сто раз, в прочем число можно и увеличить.
-- Сто раз без «продолжения» ты не выдержишь – еще и должен останешься! – ухмыльнулась теоретически подкованная несостоявшаяся гейша, - давай десять.
-- В общем, я принимал роды у одной богатой особы, которая пожелала остаться инкогнито. Думаю, Жерарди на этом неплохо заработала. Роды были очень тяжелые, но мне удалось спасти роженицу и ребенка. Теперь их жизни вне опасности.
-- Всего-то? И это стоило такой таинственности? Вот если бы ты не спасал их жизни, а наоборот, как я предположила…
-- Я же говорил, что ты не поверишь!
-- Конечно, не верю! У тебя ничего не сходится – зачем богатой особе, желающей сохранить инкогнито, рожать в заведении Анны – главном центре порождения слухов и домыслов?
-- А где?
-- Дома, где же еще!
-- Дома муж..
-- Да вы уже совсем заврались, Ричард! Рожать, значит, нельзя, а скрыть беременность – можно?
-- А муж в отъезде, но она боялась, что выдадут слуги! – Блад начал увлекаться защитой своей безумной версии.
-- Тогда надо было рожать в лесном шалаше или пещере, в другом городе, наконец, но никак не в публичном доме! Ваша сказка никуда не годится, давайте следующую!

 

#28
Alisa
Alisa
  • Автор темы
  • Активный участник
  • PipPipPipPip
  • Группа: Участники
  • Регистрация: 8 Ноя 2005, 09:54
  • Сообщений: 1123
  • Пол:
Re: 24 апреля. Порт- Роял .около 24-00 где-то за городом
-- Следующей не будет! – резко оборвал доктор. – Ты хотела правды, я рассказал. Веришь, не веришь мне все равно, где обещанная плата? – и Ричард привлек девушку к себе, надеясь поцелуем накрыть милый ротик, уже собравшийся высказать очередную колкость.
-- Обещанного три года ждут! – девушка игриво отшатнулась, чуть не сбросив с лошади обоих седоков.
-- Милая, не мучай прошу. У меня голова раскалывается, бок болит и плечо. К тому же я грязный как свинья, и уставший как пловец, переплывший Ла Манш. Сжалься! Забудем эту тему раз и навсегда, ведь главное мы уже выяснили – я работал и мне никто не нужен кроме тебя! – он с такой пронзительной нежностью взглянул на Ину, что та, отбросив сомнения обвила ручками его шею и нежно поцеловала в небритую щеку.
-- Сладкий, как мед, а колючий, как дикобраз! – резюмировала она.
-- Колючий это кактус и твой язычок, – улыбнулся доктор. – Предпочитаешь юнцов, у которых и усов то нет?
-- Не имела возможности сравнить! – и тут же засомневалась, стоило ли это говорить – неопытность, конечно, украшает девицу, но не много ли бальзама на душу этого ловеласа?
Мужчина ловко перехватил ее ручку и поцеловал в ладонь, потом быстрыми легкими поцелуями покрыл руку до плеча, потянулся к губам, но тут лошадь споткнулась, и он с тихим стоном отстранился, ухватившись за голову.
-- Пожалуй, пора бы нам уже приехать, а то я свалюсь с лошади, и тебе придется привязывать меня к ее хвосту и волочить следом.
-- Уж какая сволочь был Билли, а морским узлам научил – дотащим!
Но практикум по «штыкам» и «удавкам» был отложен на неопределенное время - в неярком свете луны показалась невысокая каменная стена, сложенная из грубо отесанных валунов. За ней угадывались очертания небольшого коттеджа, в одном из окон слабо горел свет.
Подъехав к воротам, Ричард спешился, оставив Ину сидеть на лошади, и громко постучал. Послышались неторопливые шаги, голос на ломанном английском спросил:
-- Кто там идет?
Дверь дома открылась, и в освещенном проеме показалась фигура мужчины с фонарем в одной руке и мушкетом в другой.
-- Свои, - улыбнулся доктор, узнав голос садовника, - отрывай старик, мы страшно устали.
-- Свой ночь дома сидит, только чужой шастать! Моя не будет ворота открывать!
-- Открой Том – это доктор приехал, - прикрикнул на слугу хозяин и сам поспешил к воротам. Когда Блад прошел во двор ведя за собой коня, Педро поставил свой фонарь на землю и сказал доктору пару слов на испанском. Ричард ответил ему, и они крепко обнялись.
-- Santa Maria! Как ужасно ты выглядишь, неужели мой добропорядочный друг ввязался в неприятности? Кто это с тобой – монах? Ты решил уйти в монастырь? Могу ли я отговорить тебя… - голос хозяина был низким и глубоким, да и сам он был на пол головы выше Блада, с правильными красивыми чертами лица, и фигурой атлета.
-- Вряд ли вам это удастся! – послышался голосок Йинайти из под монашеского капюшона.
-- Женщина? Наш «повеса» бросил, наконец, пустые игры и заманил в мою скромную обитель прекрасную голубку, скрываешься от строгого папаши?
-- Девушка! – поправила Ина.
-- О! Синьорина, простите старого невежду!
Ричард тяжело вздохнул и дернул друга за рукав, но его уже невозможно было остановить. Галантным жестом он протянул Ине руку, отстраняя доктора.
-- Мой дом в вашем распоряжении прелестная синьорина! Любое ваше пожелание будет тот час же исполнено! – он резко дернул ручку девушки, как только та оказалась у него в ладони и Ина легкой рыбкой соскользнула с седла прямо в его объятья. Прежде, чем она успела что либо предпринять, Педро слегка прижав ее к себе, тут же опустил на землю. Затем поклонившись он, пригласив жестом обоих гостей следовать за ним, повел их к коттеджу. Хозяин весело смеялся, отпуская двусмысленные шутки в адрес Ричарда, призывая девушку «ни в чем не верить этому повесе и держать ухо в остро.» Пропуская мимо себя Йинайти в дом, Педро бросил Ричарду фразу на испанском, от которой тот густо покраснел и быстро отвернулся.
-- Я не задержусь у тебя Педро, но этой девушке нужно надежное убежище. Зная тебя…
-- Зная меня, ты не сомневался, что я соглашусь! – прервал его Альварес и хлопнул по плечу, от чего Блад скривился. – Настаиваю, то сегодня ты уже никуда не поедешь. Вам обоим кажется, необходима горячая ванна, хороший ужин и несколько часов здорового крепкого сна. У меня найдется 2 комнаты, а то последнее условие не будет выполнено, - он подмигнул доктору, а краска, заливающая уже щеки Ины, стала еще более яркой.
-- А моя комната запирается изнутри? – этот чисто деловой вопрос лишь усилил пикантность ситуации.
Педро недоуменно пожав плечами, оценивающим взглядом окинул юную гостью, но ничего не сказал. Позвав служанку, он препоручил Ину заботам, а сам потащил Ричарда в гостиную, и, усадив в кресло, налил ему бокал коньяка.
-- Ну, рассказывай, где ты подцепил эту цыпочку. Красивая, горячая какая, да и фигурка ничего. Кто она?
-- Не твое дело! – у доктора даже не было сил разозлиться на Педро.
-- Нет, ну неужели у моего друга растаяло его ледяное сердце. Разве ушли те времена, когда ты своим ловким языком заставлял красавиц терять голову, а потом своей холодностью бросал в объятья своего скромного но пылкого друга?
-- Ты и сам кого угодно заговоришь, - бросил Блад.
-- Твоя школа, я был хорошим учеником.
-- Забудь свои навыки - это не тот случай. К тому же ты женат – помнишь?
-- Помню, - Педро сразу сделался серьезным и плюхнулся в кресло рядом с другом. – В этом то все и дело, мне как будто подрезали крылья. Летать я еще хочу, но уже не могу как раньше.
-- Ты же ее любишь, - начал, было Ричард, зная до мелочей, что Педро скажет ему в ответ.
-- Да, я очень люблю Карменситу, жить без нее не могу, ничуть не жалею о том что мы поженились, но иногда мне хочется отвлечься от всего от дома, забот, и…
-- И развеяться… - Ричард поставил пустой бокал на столик и поднялся. – Так вот Педро, запомни. Если ты захочешь «развеяться» с Иной, тебя придется собирать по косточкам по всему твоему огромному полю, усек. И больше не смей ее лапать, а то я за себя не отвечаю.
-- Заметано, я же не знал что у тебя серьезно! Твоя женщина для меня табу.
-- Она не моя женщина, между нами ничего нет.
-- Ну да, ну да… Пойдем я покажу тебе комнату, - хозяин тоже поднялся.
У Блада не было ни сил, ни желания спорить он покорно направился вслед за другом. Через полчаса, вымывшись и переодевшись, Ричард провалился в сон на мягкой, чистой постели. И все же он успел пожалеть, что не может сейчас обнять свою возлюбленную и пожелать ей сладких снов.
Но снов и не было. Помывшись при помощи служанки, Йинайти с её же помощью доковыляла до комнаты, осмотрела дверь на предмет наличия щеколды и, не обнаружив оной (чай, не гостиница, чего запираться!), придвинула к двери стул и замертво рухнула в бесконечную мягкость пуховой перины.

 


0 посетителей читают эту тему: 0 участников и 0 гостей